Пятница, 20.10.2017
Электронные книги
Меню сайта
Категории раздела
электронные библиотеки [17]
е-бизнес [26]
e-book - за и против [39]
Software [4]
Hardware [8]
Авторское право [18]
Встреча с автором [10]
Выставки, ярмарки [5]
Новые книги [3]
Разное [54]
Принимаем к оплате:
WebMoney Transfer:

Проверить аттестат
Главная » Статьи » Встреча с автором

Сергей Тармашев: «Я против той литературы, где мир спасают законченные ничтожества»
Поклонники творчества Сергея Тармашева, разумеется, знают то немногое, что щедро растиражировано по всему Интернету...

Офицер в седьмом поколении, не женат, окончил Суворовское училище, рос по гарнизонам в семье военного, служил в спецназе ГРУ. Живет в Москве, работает инструктором по рукопашному бою, пишет фантастические романы. Но что еще мы знаем о человеке, не склонном предавать огласке свою жизнь и карьеру? Прежде всего, стоит обратить внимание на тот факт, что фамилия Тармашев произносится с ударением на первый слог.

2008 год. Автор выпускает свой первый роман «Древний», судьбой уготованному стать бестселлером и обеспечить один из самых стремительных взлетов популярности в современной литературе.

Но знаете ли вы, что первая часть трилогии в процессе работы была вовсе не первой, а третьей книгой и не трилогии, а цикла из пяти книг. К сожалению, первые две книги так и останутся неопубликованными. Во всяком случае, в видимой перспективе.

Вопрос: - Скажите, почему Вы начали писать именно фантастику? И что Вам самому больше нравится: научная фантастика или фентези?

Сергей Тармашев: - Я не делаю разницу между фентези и научной фантастикой, а так же не делаю разницу между научной фантастикой и не научной фантастикой. Магия и технология? Магия – это когда человек усилием своего голубоглазого взгляда поразил кого-то там вспышкой молнии, а технология – когда какой-то дядька поразил из бластера кого там той же вспышкой молнии. И какая разница? И того, и другого – не существует. И то, и другое – полнейший бред, авторский произвол, если более корректно. И то и другое вполне может стать возможным через 1000 лет. Через 1000 лет люди могут изобрести бластер или эволюционировать до состояния головного мозга, когда смогут генерировать электрические импульсы и поражать ими противника. Я не вижу разницы между фэнтези и фантастикой вообще.

Вопрос: - Как Вы считаете: к чему придет, в итоге, наш мир: к магии или к развитию технологии?

С.Т.: - На данный момент все идет к тому, что наш мир не придет ни к чему. Ему хорошо удается лишь уничтожение самого себя, я не вижу в нашем мире никакого созидания, вижу только разрушение. Природу гадят, себя медленно губят, едят всякую дрянь, генетика всё хуже, люди вокруг всё ужаснее, как внешне, так и внутренне – как это ни печально, но ничего положительного наш мир на данном этапе предложить себе не может, тем более своим детям.

Вопрос: - Вы считаете, что нас ждет апокалипсис в ближайшее время?

С.Т.: - Необязательно, но в том числе. Поэтому, я про всё это и пишу – даю людям возможность посмотреть на варианты. Это всё может произойти и так, как в моих книгах. Может, конечно, так и не быть, я бы даже сказал, что очень хорошо, если такового не случится, но кто его знает: варианты всегда есть.

Вопрос: - Какими качествами должен обладать человек, чтобы спасти мир?

С.Т.: - Мир не может спасти один человек и первое качество, которым он должен обладать – он должен это понимать. Потому что мир спасти один человек может только в книгах фантастов. А в реальной жизни один человек, спасая мир, умрет либо от усталости, либо от старости, а мир даже не узнает о том, что его кто-то спасал в одиночку.

Вопрос: - А в фантастической книге?

С.Т.: - А в фантастической литературе – какими угодно, потому что какие бы у вас ни были качества, если вас придумал фантаст, и он решил, что вы мир спасете – вы его спасете. Именно поэтому я пишу такие книги, какие пишу. Я против той литературы, где мир спасают законченные ничтожества. Как, например: «Шел мимо инфантильный рефлексирующий слизняк, никому на фиг не был нужен, ничего в жизни не умел, и вдруг на него свалилась волшебная палочка и он спас мир». Никогда не спасет такой человек ничего, потому что он - ничтожество, он - тряпка, и волшебная палочка может сделать его всего лишь ничтожеством с волшебной палочкой. Он ничего не сможет сделать. В решающий момент у него не хватит какой-нибудь силы, смелости, отваги, просто струсит, ему станет лень или захочется порефлексировать, что, скорее всего. Но это уже на усмотрение того, кто пишет.

Вопрос: - Если бы вы выбирали, в какую эпоху жить, то какую бы вы эпоху выбрали?

С.Т.: - Я не вижу большой разницы. Что бы изменилось? Будущее, наше время, средневековье. Вопрос не в эпохе, а в людях, которые её населяют. Откуда я знаю, какие люди будут жить в будущем? Я знаю, какие они в настоящем, и какие были в прошлом, относительно, конечно. Нельзя сказать, что человечество в лучшую сторону изменилось за эти тысячелетия. Большой вопрос: изменилось ли оно вообще? Как оно было недалеким кровожадным сборищем алчных существ, которые только о себе и думают, так оно им и осталось.

Я пишу фантастику потому, что фантастика позволяет всё. Что хочу - то и пишу. А писать какие-то вещи настоящие - неинтересно, потому что слишком грязно. Когда я так говорю, многие не понимают. «Вокруг всё восхитительно» - говорят они. А когда начинаешь разбираться, то выясняется, что так говорят люди, которые живут по принципу бабочек-однодневок. Он родился в тепле, вместе с мамой и папой, вырос, там же нарожал детей, таких точно, как сам, потом состарился и благополучно умер.

Он не знает, какой мир, как живут люди, что происходит в стране, на планете вообще, что где-то есть те, кому плохо и т.д. Мир для него – это его узкий круг плюс передача новостей в телевизоре. Но если хорошо подумать и посмотреть внимательно, то окажется, что тех, кому плохо - подавляющее большинство, а тех, кому хорошо – мало. Москва – вообще отдельное государство внутри нашей страны. Многих москвичей остальная страна не касается и не интересует. Когда с такими людьми сталкиваешься, то понимаешь, что им вообще ничего невозможно объяснить. Они настолько живут в ином измерении, что с ними разговариваешь, словно на другом языке. Они иногда не имеют и малейшего понятия, что мир на самом деле совершенно другой.

Вопрос: - Это и отражено в ваших книгах?

С.Т.: - Естественно! Я пишу фантастику, не для того, чтобы забивать людям головы какой-то серьезной ерундой, так как и без этого всякой серьезной и супер серьезной ерундой людям забивают головы каждый день, каждую минуту. Я пишу фантастику, чтобы людям было интересно, и они могли отдохнуть.

Но вместе с тем, я искренне считаю, что фантастика, даже развлекательная, не должна быть абсолютно тупой и не несущей в себе никаких мыслей, идей, эмоций. Она должна всё-таки людям что-то объяснять. Люди читают книги, они воспринимают их как некий источник информации и прислушиваются к книге намного больше, чем к оратору, вещающему с трибуны. Людям нельзя подсовывать безмозглые книги, ни о чем, поскольку аудитория начинает становиться такой же, как книги, которые она читает. Книга должна человеку что-то дать, а вот что она ему даст - это зависит уже от книги: заставит задуматься или посмеяться. Но в любом случае, она должна давать смысл, а не быть чтивом для идиота, как, например: люди вышли из пункта А, пришли в пункт Б, и по пути убили 4-х радиоактивных тараканов и украли какой-нибудь артефакт. И для чего это? Что преследовалось этой книгой? Зачем человек потерял время, читая её?

Вопрос: - Вы говорили, что увлекались историей, скажите, не хотели ли Вы написать исторический роман, про то, что было на самом деле, а не придумано?

С.Т.: - У меня была такая мысль: сделать историческую книгу. Но, к сожалению, это направление сейчас не востребовано. Сейчас такие вещи люди почему-то не читают. Я написал «Тьму», и лично считаю, что получился очень даже неплохой мир, интересный и многогранный, но он не пользуется спросом. Все говорят: «Да, да очень хорошая книга», но, в таком случае, что же она так хорошо не продается? У меня после «Тьмы» вышел «Ареал». Я его делал честно, старался создать интересным и увлекательным, по просьбам всех сталкероманов, которые просили меня написать «Сталкер». Я сделал «Ареал» для них. Никогда не хотел связываться со «Сталкером», поскольку там и так людей много, им и без меня хорошо живется. Там 10 000 человек пишут этот «Сталкер», и я ещё туда влезу. Зачем? Я написал свой мир по мотивам произведения великих Стругацких «Пикник на обочине». И старался, что бы он получился качественным. Это жанр постапокалиптика, это не фентези, да и на ядерную катастрофу тоже не похоже, по крайней мере, пока. Тем не менее, он сейчас в «тренде», он пользуется спросом. Я считаю, что «Тьма» на два порядка лучше и качественнее, чем «Ареал». Да, это другая вещь, она совсем о другом, но она намного лучше. Однако продается намного хуже. «Сталкер» идет, «Ареал» идет, а «Тьма» – нет.

Притом, что это фентези – жанр, у которого множество поклонников. А если сейчас сделать историческую вещь, жанр, у которого ещё меньше почитателей, то я рискую никому не сдать эту рукопись. В издательстве просто могут сказать: «Вы извините, но мы не хотим разориться на этом, потому что никому сейчас это не интересно». А впустую, вхолостую работать я тоже не хочу, мне это не надо. Я не стремлюсь в союз писателей. Я делаю свою работу, и считаю, что делаю её добросовестно, раз книги интересные, значит, делаю её хорошо. В общем-то мне этого достаточно. Не хочется писать никому не нужный шедевр ради какой-то там премии, чтобы мне её вручили и похоронили эту книгу. Для меня это время, многие месяцы работы. Потратить их впустую? Зачем? Ради формальности?

Я считаю, что главный показатель – проданные тиражи. Люди читают книги, и если тебя прочитали 1000 человек – это плохой показатель, если 30 000 – хороший показатель. А если «Древний» - за 300 000 в общей сложности прочитали, то я могу сказать, что это хорошая книга, её читают. Рекламу мне сделали три года назад, а люди до сих пор покупают книгу и пишут отзывы, что она им нравится. Наверное, это показатель.

Вопрос: - Скажите, а о чем роман «Тьма»?

С.Т.: - «Тьма» – это фентези, сказка. Это сказочный мир, там нет апокалипсиса… почти. Все о чем он есть, в нем и написано. Это красивый, интересный мир. В чем-то благороден, при этом не без интриги, в общем, вещь интересная. Я не понимаю, честно, почему она так оказалась слабо распространена. Она очень неплохая. Это нонсенс, который мне непонятен.

Вопрос: - А почему на обложке изображены Вы?

С.Т.: - Пиар-отдел настоял. Я был против, но они сказали, что так надо. И мы решили, в качестве эксперимента, одну обложку со мной сделать, посмотреть, что из этого выйдет. Но на последующих обложках я не буду делать себя, я считаю, что это просто не нужно.

Вопрос: - А Вы себя ассоциируете с этим героем?

С.Т.: - В каждой книге есть какой-нибудь герой, который ассоциирован со мной, который и есть я в той или иной книге. Ведь я все-таки свои мысли в книги вкладываю, свое видение мира, свой взгляд на жизнь. Поэтому, зачем мне писать про дядю Васю Чебурекина, все равно лучше меня никто мои мысли не изложит. Но дело даже не в том, что главный герой книги есть я или не я. И не особо важно, кто нарисован на обложке. Какая разница, кто там? В книге вообще главное не обложка, а смысл.

Вопрос: - А сколько книг планируется в серии?

С.Т.: - Вот это вопрос болезненный. Изначально, я думал, что их будет пять. Сейчас готово две. И дальше - не ясно. Если она и дальше будет так чахленько продаваться, то наверно, больше и не будет.

Вопрос: - И великих деяний не свершится, в итоге?

С.Т.: - А смысл? Тратить время на написание вещи, которая не популярна? У меня и издательство ее не возьмет. Скажут, а зачем – её никто не покупает? Мне еще многие пишут: «Да вы знаете, сколько ее скачивают из интернета, у неё огромная популярность». Я говорю: «Ребята, да мне наплевать, сколько ее скачивают из интернета», дело даже не только в том, что я деньги получаю за бумажную версию, дело в том, что и тиражи, и доходность, и прибыльность книги, как проекта отсчитываются только по этим самым деньгам, которые платятся за бумажные версии.

Если издательство не может продать даже минимального тиража бумажной версии, то оно не возьмет у меня новой книги, и плевать всем на то, кто сколько тысяч раз скачал и размножил пиратку среди подружек или друзей. Размножайте, что хотите. Продолжения не будет, если не будет продаж. Я не буду впустую сидеть, тратить многие месяцы, писать вещь, которую все хотят скачать бесплатно, но никто не хочет за нее заплатить деньги. У нас сейчас не существует механизмов, по которым электронные версии могли бы приносить какие-то деньги - это все копейки. На них можно только разориться. Поэтому все издательства отталкиваются на текущий момент, и еще долго будут отталкиваться, именно от продаж бумажных тиражей.

Они, конечно, стараются, трудятся, работают, разрабатывают какие-то схемы электронные, но пока еще нет ни одной нормальной схемы, которая хотя бы на 20% была бы столь же эффективной, как продажа бумажных версий. До тех пор, пока ничего нового на этом рынке не появится, все продажи будут учитываться от бумажных версий. Именно от них будут рассчитываться такие вещи, как перспективность продолжения серии. Очень просто.

Вопрос: - Эта книга, она особенная для вас?

С.Т.: - Почему только она? Для меня все книги особенные. Просто эта книга мне нравится, мне нравится сам мир, сам взгляд, он необычный. Мне «Древний» тоже нравится. «Наследие» - это проект больше социальный. Нельзя сказать, что мне что-то нравится больше, или что-то не нравится. Это было бы неправильно, не точно, не отражало бы действительности. Мне просто мир сам по себе очень приятен, он мне импонирует



Источник: http://www.aif.ru/culture/article/43039
Категория: Встреча с автором | Добавил: OKSIGEN (13.05.2011)
Просмотров: 968 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Рекомендуем!

Форма входа

Поиск
Статистика
Copyright Web-Kniga © 2004 - 2017
Сайт управляется системой uCoz Яндекс.Метрика