Вторник, 16.10.2018
Электронные книги
Меню сайта
Категории раздела
электронные библиотеки [17]
е-бизнес [26]
e-book - за и против [39]
Software [4]
Hardware [8]
Авторское право [18]
Встреча с автором [10]
Выставки, ярмарки [5]
Новые книги [3]
Разное [54]
Принимаем к оплате:
WebMoney Transfer:

Проверить аттестат
Главная » Статьи » Авторское право

Кодекс для галочки
Далее мы рассмотрим некоторые печальные следствия вступления в силу ГК-4 для российского Интернета, но сначала сделаем одну концептуальную оговорку. В области "интеллектуальной собственности" очень сложно, почти невозможно давать однозначные этические оценки. Даже в случаях, на первый взгляд безусловно подпадающих под определение "воровства". Например, я знаю целую, и не самую маленькую в мире, страну Индию, медицина которой выживает практически за счет контрафактных лекарств, потому что денег на патентованные препараты нет ни у населения, ни у правительства. Однако западные брэнды предпочитают закрыть глаза на нарушения (запрещая только экспорт), иначе индийцы снова станут вымирать от эпидемий, как двести лет назад. Попробуйте-ка вывести однозначную мораль из этой истории.

Так что в области "интеллектуальной собственности" правильнее говорить не том, "что такое хорошо и что такое плохо", а только и исключительно об интересах неких групп (коих заметно больше, чем в классической цепочке "автор-издатель-потребитель", и чьи интересы нередко противоречат друг другу). Вот в этом ключе и начнем разговор с вопроса о том, что, собственно, изменилось с 1 января 2008 года.

О Чем базар?

Неверно считать, будто с введением ГК-4 все осталось по-прежнему из-за того, что он, по сути, вобрал в себя ряд старых законов, касающихся "интеллектуальной собственности". По сравнению со старыми законами, ГК-4 значительно и в большинстве случаев совершенно безосновательно ужесточает требования к бюрократическим формальностям и ответственность за их несоблюдение.

Значительная часть положений ГК-4 большинству авторов, издателей и потребителей просто-напросто не нужна, или, по крайней мере, полезность их весьма спорная (см. врезку "О незаконном копировании"). Но если бы все ограничивалось лишь ненужностью или хотя бы, согласно очень точному наблюдению Голубицкого, неприменимостью к законодательной логике бытового здравого смысла. Но ГК-4 составлен так, что в ряде случаев исполнить его требования физически невозможно. Главное из таких требований - несоблюдение письменной формы договора, как теперь специально указано в статьях 1234 и 1235, повлечет признание договора недействительным. Как следует из комментария на сайте copyright.ru, оставленная возможность заключения устных договоров для периодической печати (ст. 1286 п. 2) не касается интернет-сайтов, даже электронных СМИ (!), поскольку в тексте имеется явное определение "периодические печатные издания".

Бомба для Рунета

Максим Мошков, создатель знаменитой Lib.ru, сформулировал проблему, которую ставят перед российскими интернетчиками эти положения закона, предельно кратко и без дипломатически-юридических экивоков: Новый закон об авторских правах делает нелегальным существование всего российского Интернета. <…> российскому Интернету светит судьба полной нелигитимности и насильственной криминализации[Ряд цитат в статье заимствован из кратких интервью, в которых автор просил различных деятелей высказать свое мнение по обсуждавшимся вопросам. Другие цитаты взяты в основном из двух "круглых столов": "Авторы и электронные библиотеки: симбиоз и паразитирование", "Росбалт", 25.05.2007, и "Электронные библиотеки и защита интеллектуальной собственности в России", РИА Новости, 23.05.2007 (расшифровка любезно предоставлена Еленой Лебедевой, PR-директором сервиса "Имхонет").].

Максим Евгеньевич если и преувеличил, то совсем немного. Не подпадают под действие ГК, вероятно, лишь корпоративные и чисто авторские сайты, где автор информации и владелец сайта - одно лицо (или одна корпорация). Все остальные ресурсы попадают как минимум в двусмысленное положение. Например, сейчас активно обсуждается вопрос о том, попадают ли "под каток" "вебдванольные" проекты, вроде ЖЖ или "Самиздата" на Lib.ru. Они при всем желании не имеют ни малейшей возможности легализоваться (на одном "Самиздате" почти 32 тысячи авторов, в блог-сервисах их миллионы), а четкого ответа пока нет. Александр Борисович Антопольский, директор Российской ассоциации электронных библиотек, полагает, что "теоретически в соответствии с ГК договоры там тоже должны быть". Мошков считает, что можно вывернуться, если правильно сформулировать оферту: "Самиздат" всего лишь предоставляет авторам техническую возможность самим осуществлять их авторское право на "доведение для всеобщего сведения". Другие, например юрист Василий Терлецкий (создатель РАО "Копирус"), утверждают, что оферта в случае авторских прав вообще неприменима.

Но оставим спорные вопросы в стороне. Очень многие интернет-ресурсы отвечают положениям ГК-4 однозначно. Для примера укажу на одну важнейшую категорию сайтов, создатели которых теперь должны, но все равно не смогут и никогда не будут соблюдать требования ГК-4: это почти все образовательные ресурсы, онлайновые музеи и просветительские сайты, от самых мелких, вроде ancharov.lib.ru, созданного автором этих строк, до знаменитого Vivos voco или "Науки и техники" (n-t.ru).

Последние два ресурса, впрочем, больше относятся к электронным библиотекам. Вот о них-то мы сейчас и поговорим, поскольку именно их все сказанное касается в первую очередь.

О незаконном копировании

Тема уже навязла в зубах, и основные доводы сторон стали "общим местом". Но и не остановиться на ней в разговоре о ГК-4 нельзя, поэтому вкратце напомним, о чем речь. Вопрос о "незаконном воспроизведении" (в тексте ГК-4 термин "копирование" не используется) очень неоднозначен. Очевидно, что поначалу имелось в виду банальное воровство, когда берется изданная кем-то книга и без спроса тиражируется, принося пиратам прибыль. Но в эпоху цифровых технологий этот простой вопрос многократно усложняется, а положения ГК-4 еще больше запутывают ситуацию.

То, как запреты на копирование мешают жить потребителям, лишний раз разжевывать не требуется, напомню только, что и со стороны "продавцов" (авторов и издательств) тоже не все однозначно. Профессор Александр Долгин вспоминает классический пример: Легендарный сервис Napster был закрыт по суду, который признал, что физические продажи падают в противофазе с ростом электронных. Это решение было не бесспорным. Во время процесса обе стороны предоставляли мнения аналитиков, которые с одинаковой убедительностью доказывали, что, с одной стороны, тиражи падают, с другой - растут. Это вопрос активно обсуждался и обсуждается, но и по сей день нет инструмента, который позволил бы осознанно, не на ощупь выстроить стратегию продвижения своего творения. Мнения даже "звездных" авторов разделились, а менее известные фигуры, кажется, больше склонны потихоньку выкладывать свои произведения в бесплатный доступ, нежели огульно все запрещать, как по умолчанию предполагается в законе.

Характерную для многих авторов позицию изложил в письме автору этих строк фантаст Игорь Поль: Я добровольно выкладываю тексты своих книг в несколько наиболее зрелых в техническом плане сетевых библиотек. По многим причинам. В частности, из желания донести их до читателей, которые не смогут или не захотят купить книги в бумажном варианте. И ради откликов, здорово помогающих мне в работе. Так что обмен вполне взаимовыгодный. Правда, в последнее время я вынужден выкладывать книги значительно позднее их публикации в бумаге, из-за сложившейся в Сети практики разворовывания материалов и растаскивания их по сотням сомнительных сайтов. Бороться с этим, по-моему, бесполезно. Речь идет о морали, а не о технологиях.

Замечу со своей колокольни: занимаясь последние десять лет почти исключительно написанием текстов, имея где-то порядка тысячи только "официальных" публикаций, выпустив пять книг и составив одну (еще не вышедшую) детскую энциклопедию, я ни разу не имел даже тени желания прибегать к положениям законов об авторских правах. Меня копируют часто и много, нередко без спроса (вот вдруг обнаружил свою старую статью аж на fictionbook.ru), но у меня это тиражирование почему-то не вызывает ни малейшего протеста. Мне нравится, что меня тиражируют, и я совсем не стыжусь в этом признаться! Разве что досадно, когда не ставят подписи или хотя бы ссылки на источник [Последний известный мне случай - в коммерческой, тиражом 450 тысяч экземпляров, газете "Столетник" №23 за 2007 год на стр. 31 было анонимно опубликовано фото, которое свистнули из галереи с моего сайта.], но я согласен с Игорем: тому, как люди должны вести себя в приличном обществе, бесполезно учить в законодательном порядке.

Сеятели вечного

Они зашевелились, и одной из самых интересных инициатив стало объединение нескольких крупных и известных онлайновых библиотек (aldebaran.ru, litportal.ru, bookz.ru, fenzin.org, fictionbook.ru и, кажется, еще парочки) вокруг проекта "ЛитРес" (litres.ru). О предложенной модели много спорили[См. например, статью Павла Протасова], причем как часто бывает, либо не удосужившись вникнуть в суть дела и не опробовав сервис в действии, либо вообще судя лишь по предварительному "меморандуму", выдвинутому авторами проекта на РИФ-2007. В результате наши, как их называет Голубицкий, бакунианцы почему-то заранее решили, что бесплатный доступ к текстам теперь накроется медным тазом. Как человек, который много и успешно пользуется этим конгломератом библиотек, отвечаю: чушь собачья.

Во-первых, все тексты всех авторов в этих библиотеках по-прежнему доступны бесплатно. Но в общем случае - лишь в режиме онлайнового чтения. Впрочем, определяющая часть произведений в библиотеках доступна и для бесплатного скачивания (сравните - только на одной fictionbook.ru, не самой большой из библиотек сообщества, 16 тысяч произведений, а в "ЛитРесе" - всего 2,4 тысячи). На платный портал (собственно "ЛитРес") посетителя переадресовывает, по моим наблюдениям, пока лишь ряд топовых авторов (вроде Лукьяненко или Марининой), да и то в ряде случаев их старые произведения тоже доступны бесплатно[По словам Алексея Кузьмина, генерального директора "ЛитРес", часть роялти отчисляется за счет доходов с рекламы.]. Цены на "ЛитРесе" вполне божеские (10–20 рублей), сервисная поддержка на высоте, способы оплаты - все, какие можно придумать, в том числе прямое (для пользователя) перечисление через "Элекснет". После оплаты текст можно скачивать любое количество раз, как и в бесплатном варианте.

Честно: я не нахожу ни малейшего изъяна в этой модели и ни у кого из критикующих не усмотрел четких указаний на такие изъяны[Высказывались опасения, что скрытие текстов не позволит поисковым роботам их индексировать и тем самым исчезнет возможность быстро уточнять цитаты, что является одним из самых привлекательных свойств Интернета. Я специально проверял: все отлично работает, а Алексей Кузьмин уточнил: индексация поисковиками производится нормально, запрещена лишь операция кэширования.]. Я готов платить такие суммы хотя бы за то, чтобы мне правильно отформатировали книгу для чтения на маленьком экране, не сваливая в кучу диалоги и не теряя названий глав. Алексей Кузьмин, генеральный директор группы библиотек "ЛитРес", подтверждает, что такое отношение характерно для большинства пользователей: По нашим данным, примерно 40% читателей не идет дальше первой страницы онлайн-чтения. До конца доходит процентов десять.

С апреля 2007 года, когда формирование Litres.ru и специально созданного "Агентства авторских прав в Интернете" было окончательно оформлено, по декабрь того же года, по словам Алексея Кузьмина, заключены договора со 120 авторами напрямую и еще с пятнадцатью издательствами (в том числе крупнейшими "Эксмо", АСТ, "Вече" и РОСМЭН), представляющими целый куст авторов. Хорошую динамику демонстрирует и бизнес-составляющая (см. врезку). Сервис уже охватил все, как утверждают их авторы, крупнейшие библиотеки[В чем несколько лукавят, так как я знаю по крайней мере одно крупное собрание текстов, не присоединившееся к инициативе "ЛитРес", - это "ФанЛиб". Впрочем, как утверждается на сайте fanlib.ru, он "находится на стадии открытого бета-тестирования". Комментировать это сообщение я не берусь.], кроме Lib.ru. Но и Мошков со своим "Самиздатом", составляющим основу Lib.ru, тоже планирует присоединиться к проекту.

Эйфория авторов проекта, явно не ожидавших такого успеха (учитывая вдобавок, что модель нигде в мире не опробована и представляет собой оригинальную разработку), понятна. Но если спуститься с небес на землю, эта пасторальная идиллия все же пока ближе к декларации о намерениях, нежели к полностью работающему образцу: на одном лишь "Альдебаране" на момент написания этих строк насчитывается 6789 авторов. Почти не охвачены иностранцы, с которыми работать гораздо сложнее, чем с отечественными авторами. Проблемы могут возникнуть с наследниками, с авторским правом на редактуру, на перевод и даже на оформление. Профессор ВШЭ Александр Долгин, известный теоретик и практик в области копирайта[Подробнее об Александре Борисовиче Долгине, а также его ответы на вопросы по рассматриваемым темам см. во второй части статьи (в следующем номере).], обращает внимание на то, что под действие закона подпадает даже классика, поскольку на нее распространяются права переводчиков, издательств и т. д. Так что проблемы неизбежно будут, и проблемы серьезные.

ПЕРВЫЕ ШАГИ "ЛИТРЕС"


Сейчас у нас продается около тысячи книг (файлов) в день. 26 августа заработал наш магазин, и мы видим значительный рост покупок. Это закономерно - мы получаем редакторскую верстку от издательств, в связи с чем качество произведений оказывается высоким. Последние достижения - у нас в продаже появились романы Д. Донцовой, Т. Устиновой, Т. Поляковой, В. Головачева и других топовых авторов. От РОСМЭНа сейчас будем выкладывать энциклопедии с иллюстрациями. В среднем в день покупку осуществляет 400 человек, общее число зарегистрированных пользователей на сайте к концу 2007 года составило порядка 20 тысяч. Отсюда и деньги - в настоящее время обороты измеряются сотнями тысяч рублей в месяц.

В следующем году наша доля в общем объеме электронного рынка составит как минимум порядка 50–100 млн. рублей. При удачных раскладах (большом количестве издательских новинок, значительном объеме выложенных текстов и их высоком качестве, дальнейшем развитии КПК и прочей IT-техники и т. д.) оборот может вырасти в 5–10 раз.


Алексей Кузьмин, генеральный директор "ЛитРес"

Есть более-менее проторенный путь, теоретически позволяет обойти закон, не нарушая его: это лицензия. Правда, ГК-4 и тут заминировал все подходы, поскольку в ст. 1235 п. 2 сказано, что лицензионный договор заключается в письменной форме, если настоящим Кодексом не предусмотрено иное. То есть и в данном случае поле для самодеятельности авторов сужено до предела.

К счастью, существует многолетняя наработанная практика продажи ПО. В частности, интернациональные корпорации кровно заинтересованы в том, чтобы эта практика не очень менялась: ее изменения - палка о двух концах, потому что постановка EULA [End User License Agreement, пользовательское соглашение, договор между владельцем компьютерной программы и пользователем ее копии] вне закона будет иметь множество крайне нежелательных для этих корпораций последствий. Но это не означает, что проблем здесь в принципе [См. "Правовой статус GPL в России"] появиться не может, а ГК-4 со своими "письменными" требованиями только глубже заводит ситуацию в юридические дебри.

Тем не менее, согласно ст. 1261 авторские права на все виды программ для ЭВМ… охраняются так же, как авторские права на произведения литературы (не будем сейчас спорить о правомерности такой постановки вопроса), и можно предположить, что для медиаконтента и текстов публичные лицензии тоже будут работать - к примеру, лицензии Creative Commons (СС) [О них "КТ" много писала, см., например, www.computerra.ru/features/272368]. Правда, они требуют локализации [Что пытаются организовать на ccrussia.org, но как-то вяло]. Юрист Андрей Миронов, много занимавшийся подобными вопросами (он, в частности, защищал библиотеку Мошкова в суде), помнится, был настроен скептически: он полагал, что перевод бесперспективен, так как выявит все противоречия в нашем законодательстве, и вообще лицензии эти ориентированы на англосаксонскую систему прецедентного права.

Но СС-лицензии ориентированы на применение их самим автором, а не сервисами. Если еще можно представить "официальных" писателей, которые будут тратить личное и адвокатское время, чтобы приспособить под свои нужды какую-то из СС-лицензий или сочинить свою, то для подавляющего большинства "самодеятельных" авторов это неприемлемо сложный путь.

Обходные пути

Вообще-то страхи по поводу введения в действие ГК-4 несколько преувеличены, поскольку в большинстве случаев никто не будет возбуждать иски. То есть как висели нелегитимные копии, так и будут висеть. А если какие-то правообладатели "начнут возникать", то проще всего снять конкретную книгу и все. Обычно суды сами в таких конфликтах предлагают мировую. [Повторим пояснение из первой части статьи: ряд цитат заимствован из кратких интервью, в которых автор просил различных деятелей высказать мнение по обсуждавшимся вопросам. Другие цитаты взяты в основном из двух "круглых столов": "Авторы и электронные библиотеки: симбиоз и паразитирование", "Росбалт", 25.05.2007, и "Электронные библиотеки и защита интеллектуальной собственности в России", РИА Новости, 23.05.2007 (расшифровка любезно предоставлена Еленой Лебедевой, PR-директором сервиса "Имхонет")]

Александр Антопольский

Не все так плохо?

Тем не менее сам масштаб проблемы внушает сдержанный оптимизм. Гражданские иски, подчеркивает Александр Антопольский (директор Российской ассоциации электронных библиотек), могут возбуждать лишь сами правообладатели (прокуратура - только при доказанном "крупном" ущербе), а подавляющее большинство конфликтов легко разрешается во внесудебном порядке, и для массового давления на онлайновые библиотеки или на просветительские ресурсы причин вроде бы нет. Исключение могут составить политически-ориентированные ресурсы, в отношении которых власти получают еще один удобный инструмент давления. Но мое личное мнение заключается в том, что это не очень существенно: таких инструментов и без того достаточно, выражение "был бы человек, а статья найдется" придумано не вчера.

Так что на текущий момент главная проблема в большей степени моральная: малоприятно числиться в нарушителях закона, не чувствуя за собой вины. К тому же границы понятий "законно-незаконно" слишком размыты: когда все вдруг оказываются потенциальными нарушителями, трудно разобраться, где же тут настоящие преступники.

Неоднократно поминаемый в этом контексте институт коллективного управления правами у нас пока отсутствует, даже несмотря на то, что существование таких обществ вроде было легитимизировано испокон века и даже позволяло выигрывать кое-какие процессы в суде. Более четкие положения в этой области (ст. 1242, 1243) - из того немногого, в чем ГК-4 отличается от старых законов в лучшую сторону, но в то же время вызывает большое сомнение (и не только у меня) идея о некоторых "аккредитованных" организациях (ст. 1244 и 1245), которые оказываются "равнее, чем другие".

Очевидно, что не следует уповать на частные решения, которых можно добиться в той или иной области, как это делает Татьяна Майстрович, заведующая сектором электронных библиотек Российской государственной библиотеки: …может, государство профинансирует нам возможность отчислять по авторскому праву. Ну, может, и профинансирует, а может, и нет. И РГБ хоть и большая, но не единственная "официальная" библиотека, их десятки и сотни, вон (пока еще) президент Путин тоже собрался основать еще одну, Президентскую. А финансировать-то придется не только отчисления авторам, но и проведение всего чудовищного количества юридическо-бумажной работы.

Поэтому единственный настоящий выход таков: закон нужно дополнять, а кое в чем и кардинально модифицировать. Александр Глушенков, адвокат, знающий проблемы Интернета не понаслышке, считает, что в принципе ГК-4 на это и ориентирован: …в четвертой части много отсылочных норм к различным, еще не принятым, постановлениям правительства. А правительство может этими постановлениями очень сильно изменить порядок. Достаточно определенно сформулировал задачу профессор кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву Виктор Монахов: Конкретные изменения в правовых документах необходимы. Есть законодательные "мины", которые поставила 4-я часть ГК. Есть возможность их "разминировать". Задача состоит в том, чтобы не позволять дальше "минировать" это пространство и расчистить его от "мин" предыдущего поколения. С этим согласны почти все, включая и юристов и интернетчиков, у меня здесь не хватит места, чтобы просто перечислить заметных деятелей, которые высказывались по этому вопросу.

Александр Антопольский был инициатором провалившейся попытки внести дополнения в ГК-4 в части права воспроизведения в некоммерческих целях и легитимизации копилефта (а также еще ряда поправок в другие законы, направленных на прояснение статуса электронных библиотек). Ольга Синицына, представитель другого крупнейшего официального книгохранилища, Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы, вообще не верит в государственные инициативы: У меня меньше романтизма и энтузиазма по поводу реализуемости национальной программы "Электронные библиотеки", поскольку мы столько раз оказывались заложниками этой веры: переиначим закон, и он начнет действовать. Он не начнет действовать, к сожалению. По словам Антопольского, хуже всего придется именно государственным "официальным" библиотекам - в отличие от ко всему привычного Мошкова, они просто не могут работать в "серой" зоне.

Автор этой статьи далек от левацкого представления, отрицающего "копирайтное" законодательство вообще. Такой взгляд лишь выворачивает проблему наизнанку, никак ее не решая. Очевидно, что целевой функцией в подобных вопросах может быть только общественное благо, а оно неизменно терпит ущерб, как только интересы любой из сторон начинают доминировать над остальными. И я бы очень хотел, чтобы законы, нацеленные на баланс между правами автора, интересами издательств и желаниями потребителей, действительно устанавливали (или хотя бы стремились к тому, чтобы устанавливать) такой баланс и учитывали законы природы, а не игнорировали их, рассчитывая на "сферического правообладателя в вакууме" в надежде, что живые люди уж как-нибудь приспособятся.

Надо просто понять, что есть объективная реальность: "пиратские" библиотеки - давно сформировавшаяся площадка, у которой имеется свой потребитель и которую надо просто-напросто привести в порядок. Вопрос: кто ими займется? Может, государство, которое постоянно упрекают в том, что с авторским правом в стране плохо. В этом случае последствия будут ужасны - все, за что берется государство, заканчивается ужасно.

Олег Дивов, писатель-фантаст

Александр Долгин: Процессы, происходящие в области авторских прав, подобны восхождению по лестнице, ведущей вниз

На вопросы автора ответил Александр Борисович Долгин - профессор, заведующий кафедрой прагматики культуры Высшей школы экономики, основатель фонда "Прагматика культуры" и рекомендательного сервиса "Имхонет", ведущий отечественный идеолог в области, находящейся на стыке бизнеса и культуры, автор ряда практических инициатив и теоретических исследований, получивших большую известность (см. artpragmatica.ru). Кроме всего прочего, Александр Борисович - успешный бизнесмен, глава группы компаний "Союзнихром".

Четвертая часть ГК вступила в силу. Есть в ней положительные моменты или ГК-4 однозначно "must die"?

- Хорошо то, что собран воедино целый ряд законов и нормативных актов, регулирующих эту сложную сферу, - раньше они были разбросаны по разным местам и иногда противоречили друг другу. Но нужно понимать, что Россия, принимая 4-ю часть ГК, реализует трудную политику. С одной стороны, мы приводим свое законодательство в соответствие с мировыми тенденциями и требованиями, с другой - процессы, происходящие в области авторских прав, подобны восхождению по лестнице, ведущей вниз.

Закон об интеллектуальной собственности проблематичен хотя бы в силу того, что не успевает за техническими возможностями. Писаный в основном в эпоху бумажных партитур, он не в состоянии регулировать обращение МР3-файлов. Когда закон приспосабливают, притягивают за уши к новым реалиям, возникает множество побочных эффектов и издержек. Для того чтобы контролировать оборот виртуальной продукции, приходится ставить под контроль частную жизнь пользователей. Отсюда неизбежные перекосы и злоупотребления.

Еще одно противоречие: в 4-й части под одной крышей собраны совершенно разные области деятельности - законодательство об авторских правах, о патентах и товарных знаках. Логика, уместная для товарных знаков и регулирования коммерческой деятельности, с очень большой натяжкой применима к деятельности творческой. Ведь последняя не обязательно коммерческая - она часто ведется из иных моральных установок и всегда основывается на чужих творческих инвестициях (когда художник в той или иной степени заимствует наработки предшественников). Когда эти две разные по своей сущности, по своей этике области объединяют - получается малопригодный для употребления гибрид. Подводя итог, вкратце можно сказать, что положительным в 4-й части ГК является приближение к мировому стандарту, но сам по себе этот стандарт плох.

Решает ли модель объединения "ЛитРес" большую часть законодательных проблем электронных библиотек?

- Бизнес-схема, на которую перешли библиотеки "ЛитРес", решает все законодательные проблемы. В ее основе лежит та же логика, которая используется в общественном и платном телевидении (а они законны). То есть либо это рекламная модель, когда для пользователя контент бесплатен, но при этом он тратит свое время на просмотр рекламы, за которую платят рекламодатели. Либо прямая абонентская плата. Каждый может посчитать, во что ему обходится час созерцания рекламы, и решить, какая схема для него выгоднее. Важно, чтобы у людей была возможность самим выбрать, что им лучше подходит. Этого же принципа придерживаются и библиотеки "ЛитРес".

Является ли такая модель единственно возможной или можно придумать что-то еще?

- Грядущая бизнес-модель в культурном потреблении - добровольная оплата постфактум: пользователь бесплатно получает контент (благо тот тиражируется и транслируется с минимальными издержками), после чего, в зависимости от своего впечатления, может перечислить некоторую сумму денег производителю, правообладателю, издателю и прочим агентам культурного рынка.

Не так давно эта схема казалась утопией. В последние два-три года эксперименты с реверсивной оплатой проводятся все чаще и все успешнее. Недавно, например, рок-группа Radiohead позволила своим поклонникам скачивать новый альбом "In Rainbows" за любые деньги, и даже бесплатно, и получила за первую неделю более $6 млн. Средний размер добровольного вознаграждения составил 5–8 долларов.

Есть проекты, сделанные на чистом энтузиазме, которые имеют большое значение, иногда закрывают целые ниши и в то же время не очень вписываются в вашу "библиотечную" концепцию (онлайновые музеи, просветительские сайты). Какой бы выход вы предложили для них?

- Если это сопряжено с непреодолимыми сложностями, вы можете заниматься своим проектом не сильно рискуя, - до тех пор, пока сайт будет маленьким, некоммерческим, просветительским, к нему трудно применить санкции. Если недоброжелатели и найдутся, им придется приложить немало усилий, чтобы навредить вам.

Наибольшая опасность подстерегает крупные проекты. Уязвимость крупных общественно значимых проектов - это и есть колоссальная проблема переусложненного закона об авторском праве. С точки зрения законодательства такие проекты нелегитимны, а с точки зрения общественного блага они необходимы. Эта коллизия и подрывает основы авторского права. Она не единственная, подобных узких мест много. Если закон вступает в острое противоречие с общественными нормами и нравственностью, что-то не так в законе. И, значит, нужно корректировать законодательство - это проще, чем изменить нравственность.

Одно из наиважнейших, по общему мнению, качеств Интернета как хранилища информации - возможность мгновенного уточнения цитат, установления авторства тех или иных высказываний и текстов. Как можно решить эту проблему и какие усилия для этого потребуются?

- Проблема цитат - это часть проблемы производных продуктов, которая оказалась сейчас на острие европейской и американской судебных областей. Насколько я понимаю, имеет место противоречие между обязанностью СМИ информировать общество и нарушением авторского права.

Это еще одна иллюстрация того, как закон об авторском праве входит в противоречие с общественными потребностями. С одной стороны, необходим удобный доступ к первоисточникам и их цитирование, что в полном объеме обеспечивает Интернет. С другой стороны, открытый доступ к цитатам относится к самой спорной части закона о производных продуктах. Поскольку требуется письменное разрешение на произведение в целом, нужно получать разрешение и на любой используемый фрагмент. Так как величина этого фрагмента никак и нигде не регламентирована, отношения собственности здесь тоже не урегулированы. Значит, любой, кто вывешивает в свободном доступе цитату, рискует получить иск. Вопрос стоимости этих исков, трудоемкости борьбы с ними и т. д. - это и есть та практическая жизненная канва, с которой работает закон. На деле это означает, что мелкие СМИ будут позволять себе небольшие нарушения. Крупные издания, опасаясь серьезных неприятностей, этого себе не позволят, а значит, цитаты придется искать "по углам", получая их в неудобоваримом виде. Так или иначе, это выльется в неудобство для пользователей.

Источник: http://www.computerra.ru/features/348754/
Категория: Авторское право | Добавил: web-kniga (16.02.2008) | Автор: Юрий Ревич
Просмотров: 1514 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Рекомендуем!

Форма входа

Поиск
Статистика
Copyright Web-Kniga © 2004 - 2018
Сайт управляется системой uCoz Яндекс.Метрика