Суббота, 26.05.2018
Электронные книги
Меню сайта
Категории раздела
электронные библиотеки [17]
е-бизнес [26]
e-book - за и против [39]
Software [4]
Hardware [8]
Авторское право [18]
Встреча с автором [10]
Выставки, ярмарки [5]
Новые книги [3]
Разное [54]
Принимаем к оплате:
WebMoney Transfer:

Проверить аттестат
Главная » Статьи » электронные библиотеки

Хранилище вечности
Опубликовано в журнале "CIO" №7 от 13 августа 2007 года
«Monasterium sine libris — монастырь без книг — подобствует граду без воев, кремлю без стратигов, яству без приправ, трапезной без яств, вертограду без трав, лугу без соцветий, дереву без листвия. И наше братство, возрастая, стоя на двух заповедях — тружения и молитвоcловия — всему знаемому миру является как свет, как вместилище науки, как воскрешение древнейшей мудрости, спасенной от бедствий многих: пожаров, грабежей, земли трясений. Мы должны быть едины в двух наших ипостасях: творцов новейшей письменности и хранителей вековечной».
В этой цитате из знаменитого романа Умберто Эко «Имя розы» достаточно полно и исторически достоверно отражено то благоговейное отношение, с которым даже в мрачные времена средневековья люди образованные и просвещенные относились к главным носителям человеческих знаний — книгам и главным средоточиям этих носителей — библиотекам. Впрочем, своим рождением и первоначальным становлением библиотеки обязаны отнюдь не средневековым монастырям, а правителям и мыслителям самых древних из древнейших государств земной цивилизации. Следы библиотечной деятельности ученым удалось обнаружить даже на раскопках городов Шумерского царства, процветавшего более 50 столетий тому назад. Во дворцах и храмах этих городов археологи нашли специальные помещения, в которых хранились тысячи глиняных табличек с клинописью. Причем все эти таблички были рассортированы и сложены в отдельные ивовые корзины, каждая из которых сопровождалась своеобразной «этикеткой» с пояснительной надписью. Судя по этим надписям, шумерские библиотеки представляли собой прекрасно организованные учреждения древней культуры, обеспечивавшие надежность хранения и удобство пользования законодательными и хозяйственными документами, текстами религиозного содержания, естественнонаучными и сельскохозяйственными трудами, географическими картами, литературными произведениями и рецептами изготовления лекарств.
Во времена египетских фараонов и римских императоров, в античной Греции и феодальном Китае, в католической Испании и мусульманской Персии, в эпоху Возрождения и буржуазных революций, в царской России и демократической Америке, в периоды мировых войн и социальных катаклизмов ХХ века библиотеки продолжали оставаться важнейшими общественными институтами, выполняя возложенную на них роль собирателей, хранителей и распространителей информации, накопленной многими поколениями живущих на земле людей. На протяжении всей обозримой мировой истории библиотеки находились в авангарде развития науки, культуры, образования, промышленного и аграрного производства. Благодаря библиотекам до нас дошли бесценные творения человеческого ума и души, созданные представителями разных стран и народов на самых разных этапах их существования. Концентрируя в своих фондах мудрость веков и тысячелетий, библиотеки традиционно способствовали не только сбережению всеобщих интеллектуальных богатств, но и их постоянному приращению и преумножению

Под покровительством Святого Лаврентия

Нынешнее столетие еще до его фактического наступления стало всеми и повсеместно именоваться эрой господства информации. Информация рассматривается как символ прогресса и динамичности развития общества. Она становится основным компонентом товарного производства — и более того, постепенно превращается в самостоятельный товар и все увереннее вытесняет с рынка другие товары и услуги, занимая на нем лидирующее положение. С каждым годом все большее количество людей включаются в информационную деятельность, активно и непосредственно занимаясь сбором, обработкой и хранением информации, производством технических и программных средств для бесперебойного функционирования информационных систем. Благополучие отдельно взятых промышленных компаний и глобальных отраслей индустрии, целых государств и их граждан ставится сейчас в прямую зависимость от их информационной обеспеченности и все чаще определяется не столько наличием привычных материальных благ, сколько возможностями доступа к информационным ресурсам.

Происходящие во всем мире радикальные преобразования, связанные с изменением политических, экономических, социальных и технологических ориентиров, интенсификацией использования ресурсов, повышением роли информации в жизни общества, вызвали необходимость уточнения социальной миссии библиотек. На протяжении последних десятилетий специалисты самых разных сфер и направлений информационной деятельности стали активно обсуждать вопросы, связанные с выявлением сущностных характеристик современных библиотек, принципов и содержания их работы, а также перспектив их дальнейшего функционирования и развития. И несмотря на выявляющиеся по ходу этого обсуждения противоречия и разногласия, большинство его участников сходятся во мнении, что в условиях превращения информации в основную движущую силу производственно-экономических и социально-политических процессов значение библиотек не только не может снижаться, а напротив — должно непременно возрастать.

Правда, для того чтобы соответствовать требованиям времени и потребностям общества, библиотекам так или иначе необходимо брать на вооружение самые передовые достижения информационных технологий: достаточно отметить, что переведенные в электронную форму рукописи и печатные издания становятся доступными более широкому кругу пользователей, а возможности компьютерных сетей и Интернета позволяют объединить в одно целое информационный потенциал множества библиотек региона, страны и даже всего мира. При этом роль библиотекаря в этом безбрежном океане информации отнюдь не становится менее важной: он, как и прежде, остается главным лоцманом-навигатором для своих читателей, и никакие самые совершенные системы автоматизированного поиска не смогут заменить его профессиональную квалификацию, умение находить верные ориентиры в огромных информационных массивах, отсеивать ненужную информацию и выбирать необходимую, способность оградить людей от излишней напористости и неприкрытой агрессивности сегодняшнего информационного пространства, а в некоторых ситуациях и защитить их права на получение всеобъемлющей и непредвзятой информации.

В этой связи нелишним было бы вспомнить, что небесным покровителем библиотек и их сотрудников с давних времен считается Святой Лаврентий, заслуживший прозвище Лаврентия-библиотекаря. По преданию, в 258 году его, молодого человека редкой образованности и благородства, папа Сикст II назначил архидьяконом, отвечающим за церковные сокровища, в том числе и за драгоценные книги. Алчный префект Рима попытался прибрать эти сокровища к рукам и приказал конфисковать и передать в его казну все подведомственные Лаврентию книжные ценности. Но юный хранитель воспротивился этому приказу и в наказание за неповиновение был приговорен к сожжению на медленном огне.

Подвижничество и самоотверженность Святого Лаврентия не так уж редко напоминают о себе и в наши дни, когда власти той или иной страны по разным причинам начинают покушаться на свободу информационного обмена и ограничивать возможности доступа населения к источникам объективных данных. Примером подобного ограничения явился, в частности, пресловутый «Акт о патриотизме» (Patriotic Act), принятый Конгрессом США практически без слушаний и прений после трагических событий 11 сентября. Инициатором закона стали представители спецслужб и генеральный прокурор Соединенных Штатов Джон Эшкрофт, который потребовал от законодателей предоставления федеральным властям беспрецедентных для демократического государства полномочий, связанных с фильтрацией всех информационных потоков и проникновением в частную информационную жизнь американских граждан и организаций. Этот закон самым непосредственным образом коснулся и библиотек, которые на его основании обязывались предоставлять агентам ФБР сведения о своих посетителях, их читательских предпочтениях, частоте и тематике обращения к фондам и т. д., и т. п.

Такие действия властей вызвали со стороны библиотечной общественности США бурю протеста. По заявлениям ее уполномоченных представителей, Patriotic Act нарушает Первую поправку к Конституции США от 1791 года, утверждающую свободу совести, слова, печати, собраний и являющуюся юридической основой нормативного регулирования деятельности библиотек. «Патриотический закон» противоречит также положениям «Билля о правах» Американской библиотечной ассоциации (American Library Association, ALA) — а потому в активную оппозицию к этому закону встала и вся эта ассоциация, и входящие в ее состав региональные библиотечные советы, к которым присоединились многие общественные организации и органы местного самоуправления. В соответствующей резолюции ALA, принятой в 2003 году, говорится о принципиальном неприятии государственной политики США, поощряющей посягательства на свободу и открытость обмена информацией и стимулирующей интеллектуальное и психологическое давление на американских граждан. Резолюция предписывает всем ассоциированным членам ALA, всем библиотечным работникам, органам управления библиотеками, библиотечным правозащитникам распространять среди своих пользователей и сотрудников, среди населения страны сведения о социальной опасности «Акта о патриотизме» и той угрозе, которую он представляет для настоящего и будущего американской демократии.

Человек читающий и среда его обитания
«Наши поставщики официальных новостей — газеты и телевидение — сегодня настолько трусливы, настолько неинформативны, настолько далеки от мыслей о защите интересов американского народа, что лишь в неподотчетных государству источниках мы можем найти ответ на вопрос, что же происходит на самом деле, — утверждает знаменитый классик современной американской литературы и известный критик американских властей Курт Воннегут. — Поэтому хочу искренне поздравить и сердечно поблагодарить библиотекарей. Они никогда не отличались большими амбициями или политической мощью, полезными связями в верхах или материальным богатством, но по всей стране стойко сопротивляются попыткам громил-антидемократов изъять некоторые книги с библиотечных полок и отказываются выдать „полиции мыслей“ имена людей, бравших читать эти книги. Так что Америка, которую я любил, все еще существует — пусть и не в Белом доме, Верховном суде, Сенате, Палате представителей или средствах массовой информации. Границей Америки, которую я люблю, стали стойки для выдачи книг в наших публичных библиотеках».

В свете всех этих событий и проблем весьма симптоматичным выглядит тот факт, что в последние годы количество публичных библиотек в США стало стремительно увеличиваться. Согласно сведениям, датированным серединой 2006 года, по всей стране их насчитывалось 15 946 — даже больше, чем закусочных фирмы McDonald’s. Коли дело так пойдет и дальше, то в скором времени гамбургер, с некоторых пор считающийся едва ли не главным символом американской нации, вынужден будет уступить свое место книге. Если же говорить серьезно, то очевидная тенденция к расширению и развитию библиотечной сети на территории Соединенных Штатов может служить свидетельством того, что Америка, уже заслужившая титул самой компьютеризованной и интернетизированной страны мира, теперь вступила в борьбу за звание самой читающей и книголюбивой державы.

И ведь ничего удивительного и сенсационного в подобном стремлении нет: вернувшись к истории, мы можем отметить, что именно в США более полутора веков назад возникло само понятие «публичная библиотека», что именно американским библиотечным работникам принадлежит пальма первенства в разработке и внедрении целого ряда эффективных технологий учета и содержания книг, прогрессивных библиографических методик и новаторских подходов к обслуживанию читателей, что именно в среде американских бизнесменов по инициативе небезызвестного Дейла Карнеги получило наибольшее распространение движение библиотечного меценатства, благодаря которому книгохранилищам этой страны в течение XIX–XX столетий удалось собрать в своих фондах великое множество ценнейших достояний мировой культуры и науки. Ну а кроме того, именно в Соединенных Штатах находится крупнейшее на сегодняшний день библиотечное учреждение мира — Библиотека Конгресса (Library of Congress), которая вот уже двести с лишним лет выполняет функции главного национального книгохранилища, основного научного центра американского парламента и самого большого информатория страны.

Как и положено государственному ведомству федерального уровня, Библиотека Конгресса располагается в Вашингтоне, соседствуя с самим Конгрессом и другими органами верховной власти Соединенных Штатов. В соответствии со своим нынешним статусом, эта библиотека обслуживает, в первую очередь, депутатов обеих палат законодательного собрания США и сотрудников правительственных структур, а вслед за ними — и представителей всех остальных слоев американского общества, включая государственные и негосударственные предприятия и организации, научно-исследовательские институты и учебные заведения, всевозможные гражданские объединения и отдельных частных лиц. Собрание библиотеки по своему содержанию поистине универсально — исключение составляет только иностранная медицинская и сельскохозяйственная литература, накапливанием которой занимаются специализированные национальные библиотеки США по медицине и сельскому хозяйству соответственно. При этом наиболее полно в Библиотеке Конгресса представлены документы и публикации из области права, истории, филологии, политики, естественных и технических наук, а также библиографические справочники.

По учетным данным двухлетней давности, в фондах Библиотеки Конгресса содержатся более 130 миллионов единиц хранения, в число которых входят свыше 5 500 инкунабул (изданий допечатной эпохи, включая и знаменитую Библию Гуттенберга), коллекции редких изданий американской (60 тысяч томов), китайской (330 тысяч томов) и японской (450 тысяч томов) литературы, а также 30 с лишним миллионов прочих книг и других печатных материалов на 470 языках, более миллиона выпусков газет большинства стран мира, 58 миллионов рукописей, около миллиона публикаций правительства США, 4,8 миллиона географических карт, 12 миллионов фотографий, 2,7 миллиона звукозаписей, свыше 500 тысяч микрофильмов. Ежедневно в библиотеку поступают 5–7 тысяч новых документов — таким образом, регулярный прирост ее фондов составляет 1,5–2,5 миллиона единиц хранения в год. Все эти бесчисленные богатства располагаются на книжных полках и стеллажах, общая длина которых достигает 850 километров. Обработкой, хранением, использованием этого огромного информационного массива, равно как и проведением тематических исследований, разработкой и реализацией специальных проектов и программ, занимаются 5 тысяч штатных сотрудников библиотеки и великое множество привлекаемых сторонних специалистов. Общий объем государственного финансирования библиотеки в 2006 году превысил 1,5 миллиарда долларов, а сумма частных и корпоративных пожертвований в ее адрес за последние 20 лет перевалила за 300 миллионов.

Библиотека Конгресса имеет 22 читальных зала, рассчитанных в общей сложности на полторы тысячи мест. За год в ее стенах бывает до полутора миллионов посетителей — не только читателей, но и туристов, для которых четырежды в день проводятся экскурсии по всем зданиям и большинству рабочих помещений. Интересно, что ходить по зданиям и читальным залам библиотеки можно без какого бы то ни было специального документа, не нужен он и для работы с электронными каталогами. Читательский билет требуется только для того, чтобы воспользоваться литературой или документацией из библиотечного фонда. Но получить такой билет может безо всяких проблем любой совершеннолетний американский гражданин, окончивший «high school» — 11-летнюю среднюю школу.

Законодатели и исполнители
24 апреля 2000 года Библиотека Конгресса США отметила свой 200-летний юбилей. Юридическим основанием ее создания послужил подписанный в 1800 году вторым американским президентом Джоном Адамсом закон о перенесении местонахождения правительства Соединенных Штатов из Филадельфии в новую столицу — Вашингтон. В числе других статей этот закон содержал и пункт, предусматривавший выделение 5 тысяч долларов «на приобретение книг, которые могут понадобиться Конгрессу, и создание соответствующего помещения для их хранения». В законе определялись основные положения, связанные с организацией и порядком работы библиотеки: в частности, доступ в нее и пользование ее ресурсами разрешались только членам Сената и Палаты представителей, президенту и вице-президенту США.

Впрочем, это были лишь первые шаги в деле становления главной библиотеки Соединенных Штатов. Ее настоящее развитие началось в период правления следующего за Адамсом третьего президента страны — Томаса Джефферсона. Этот выдающийся американский политик, оставивший свой след в истории прежде всего авторством Декларации независимости и теоретическим обоснованием принципов государственной демократии, искренне верил в то, что человеческий интеллект является той основной силой, которая способна выстроить по-настоящему свободное и демократическое общество. Заявляя, что не может прожить без книг ни единого дня, он постоянно уделял внимание совершенствованию Библиотеки Конгресса и принимал действенное участие в пополнении ее коллекции. Он сам рассматривал и утверждал кандидатуры двух первых главных библиотекарей Конгресса, регулярно давал свои личные рекомендации по отбору литературы для библиотечного фонда, и по его персональному указанию было организовано первое поступление книг и документальных материалов из-за рубежа: несколько сотен изданий были заказаны в Англии и доставлены через океан в 11 дорожных сундуках и специальных футлярах для географических карт.

Отслужив на высшем государственном посту оба предусмотренных конституцией четырехлетних срока, Джефферсон в 1809 году уступил свое место Джеймсу Мэдисону, во время президентства которого Соединенным Штатам пришлось пережить кровопролитную войну со своей бывшей метрополией — Британией. В августе 1814 года английские войска вторглись в Вашингтон и подожгли здание Капитолия, где в ту пору и размещалась Библиотека Конгресса. В огне пожара только-только сформированная первоначальная библиотечная коллекция полностью сгорела, и сразу же после изгнания британской армии с территории США президент Мэдисон отдал распоряжение о проведении работ по восстановлению главной библиотеки страны. Ведущую роль в этом процессе сыграл все тот же Томас Джефферсон: экс-президент предложил Конгрессу приобрести его личную библиотеку — самое лучшее и самое большое во всех Соединенных Штатах частное собрание литературных произведений и трудов по истории, географии, юриспруденции, архитектуре, изобразительному искусству на английском, французском, испанском, немецком, русском, латинском и греческом языках, которое его владелец-энциклопедист с любовью и знанием дела создавал на протяжении 50 лет. Покупка 6 487 томов этого собрания обошлась американскому Конгрессу в 23 940 долларов, а имя Томаса Джефферсона навсегда осталось в летописи американской культуры как имя подлинного отца-основателя крупнейшей государственной библиотеки США.

В 30-х годах XIX века Библиотека Конгресса получила статус национальной, а вместе с ним и право на первоочередное комплектование за счет бюджетных средств. Однако экономика Соединенных Штатов находилась тогда в весьма затруднительном положении, и о выделении сколько-нибудь существенных сумм на приобретение необходимой литературы не могло быть и речи. Библиотека финансировалась по пресловутому «остаточному принципу», и сами конгрессмены, в первую очередь заинтересованные в ее укреплении и развитии, вынуждены были то и дело урезать выделяемые ей субсидии и всячески ограничивать ее материальные возможности. К примеру, в 1836 году ими из соображений экономии был упущен уникальный шанс выкупить ценнейшую коллекцию русского графа Бутурлина, которая насчитывала 25 тысяч редких книг, инкунабул и рукописей. (Справедливости ради следует заметить, что в 1903 году американские законодатели отчасти компенсировали упущенную их предшественниками возможность пополнения своего библиотечного фонда российскими книжными богатствами: они целенаправленно выделили 40 тысяч долларов на покупку частной коллекции сибирского купца Юдина, состоявшей из 80 тысяч томов. С тех пор приобретение Библиотекой Конгресса оригинальных изданий трудов ученых и литераторов из России приняло регулярный характер, и к сегодняшнему дню эта библиотека стала обладательницей самого обширного за пределами нашей страны собрания материалов на русском языке.)

Тем временем, к середине позапрошлого столетия финансовые трудности Библиотеки Конгресса дополнились и целым рядом иных проблем. В 1851 году второй в ее истории пожар уничтожил две трети из 55 тысяч находившихся в ней единиц хранения, и в том числе больше половины библиотеки Томаса Джефферсона. Прошел ровно год, прежде чем на реставрацию сгоревших библиотечных помещений Капитолия и возмещение утраченных книг из госбюджета было выделено 168 700 долларов. Сумма по тем временам была немалой, но значительная ее часть ушла на оплату ремонтно-строительных работ, а то, что осталось, было истрачено только на количественное восполнение фондов — безо всякого намерения восстановить и усовершенствовать коллекцию библиотеки качественно. Подобная политика отражала взгляды и позиции тогдашнего директора Библиотеки Конгресса Джона Михена и председателя ее попечительского совета Джеймса Пирса. Первый из них по сути своей никогда не являлся библиотекарем, представляя собой типичного чиновника-бюрократа, а второй был высокопоставленным администратором из Мэриленда, и перспективы вашингтонского учреждения культуры его волновали мало. А потому совершенно неудивительно, что под руководством двух столь далеких от интересов федеральной библиотеки должностных лиц ее развитие практически полностью остановилось. Больше того, принятая в 1957 году по предложению Михена и Пирса специальная резолюция Конгресса лишила его библиотеку нескольких важных прав и функций, принадлежавших ей прежде в соответствии со статусом национального книгохранилища. Сбор и регистрация официальных материалов общественного значения перепоручались Министерству внутренних дел США, осуществление международного обмена книгами и документами передавалось в ведение Государственного департамента, контроль за соблюдением авторских прав стал прерогативой Патентного бюро Соединенных Штатов, а фонд юридической литературы был выделен в самостоятельную библиотеку, искусственно отделенную от основной части Библиотеки Конгресса.

Библиотекарь: звание и призвание
Правда, в это же время под давлением наиболее прогрессивных деятелей американского правительства в порядок работы национальной библиотеки США был внесен и ряд позитивных изменений, направленных, в первую очередь, на ее демократизацию: круг читателей библиотеки заметно расширился за счет того, что в нее были допущены руководители министерств, ведомств и их структурных подразделений, члены Верховного суда, самые авторитетные представители политических партий, ведущие ученые и писатели страны, журналисты крупнейших газет и журналов. С избранием в 1861 году президентом Соединенных Штатов Авраама Линкольна процесс развития Библиотеки Конгресса, казалось бы, возобновился: Джон Михен и Джеймс Пирс были освобождены от занимаемых должностей, парламентарии начали рассматривать вопрос о расширении сферы деятельности библиотеки и более активном ее использовании для обеспечения законотворческой и общественно-информационной деятельности государства, возникли новые инициативы, связанные с пополнением библиотечного фонда американскими и зарубежными частными коллекциями. Но грянула гражданская война, и все эти вопросы и инициативы вновь оказались задвинутыми на второй и даже третий план. На протяжении четырех военных лет о существовании и нуждах библиотеки в эшелонах государственной власти не вспоминал почти никто — даже ее вновь назначенный директор Джон Стивенсон, который все это время прослужил добровольцем при штабе федеральных войск. В результате к концу войны Библиотека Конгресса оказалась в совершеннейшем упадке и кризисе: объем хранения оставался на уровне десятилетней давности, библиографическая работа практически не велась, а в штате насчитывалось всего лишь семь сотрудников.

Вот в таком состоянии библиотеку в 1865 году принял под свое управление Эйнсуорт Рэнд Споффорд — бывший книготорговец и журналист из Цинциннати. Будучи первым главным библиотекарем Конгресса, имевшим личный опыт предпринимательства и ясное представление о книжном маркетинге, Споффорд начал с того, что развернул бурную кампанию по пропаганде информационных услуг, которые могло бы оказывать подведомственное ему учреждение всем ветвям государственной власти США и всему американскому обществу при нормальной организации и достойном финансировании своей деятельности. Не вдруг и не сразу, но постепенно и исподволь усилия Споффорда стали приносить свои плоды. В 1870 году был принят указ об обязательном экземпляре каждого издаваемого на территории Соединенных Штатов произведения печати, который сразу же по выходу в свет должен был передаваться в Библиотеку Конгресса для учета и хранения. В течение нескольких следующих лет национальной библиотеке США были возвращены соответствующие ее статусу права и функции, которых она лишилась в 50-е годы.

Законодательным образом был закреплен порядок формирования и расходования денежных средств, поступающих в обеспечение Библиотеки Конгресса из государственного бюджета, а также предусмотрен целый ряд стимулов и поощрений частных лиц, промышленных компаний и общественных объединений, изъявляющих желание поддержать библиотеку материально или передать ей принадлежащие им собрания книг, периодических изданий и документов в качестве безвозмездного дара.

Коренным изменениям состояния и положения Библиотеки Конгресса в государственной структуре Соединенных Штатов в значительной степени способствовал процесс индустриализации и капитализации страны, развернувшийся в последней трети XIX века. По мере интенсивного роста американской экономики, выдвинувшего ее в конечном счете на позицию общепризнанного глобального лидера, неуклонно повышались доходы государственного бюджета, а вместе с ними — и возможности финансирования главного информационного учреждения США. Если по окончании гражданской войны Библиотека Конгресса представляла собой третьестепенное по международным меркам книгохранилище, заметно уступавшее по всем параметрам национальным библиотекам Великобритании, России, Германии и Франции, то уже к началу ХХ столетия под руководством Э. Р. Споффорда она поднялась до уровня ведущих культурно-информационных институтов мира и стала претендовать на звание самого крупного, хорошо оснащенного и высокоорганизованного библиотечного предприятия. К тому времени ее фонд насчитывал свыше 800 тысяч томов, штат постоянных сотрудников состоял из 120 человек, а сам Споффорд занимал должность главы управления Библиотекой Конгресса — весьма уважаемого и чрезвычайно влиятельного правительственного департамента, занимавшегося регулированием информационных потоков, обеспечивавших работу всех органов федеральной власти Соединенных Штатов. Ярчайшим свидетельством того, насколько возросло значение парламентской библиотеки для американской государственной системы, явилось строительство огромного по размерам и замечательного по архитектуре специального библиотечного здания, открытого в 1897 году и названного именем Томаса Джефферсона. В этом здании с богатейшим внутренним убранством и шикарными интерьерами разместились все основные фонды, службы и другие функциональные подразделения Библиотеки Конгресса, а также десяток читальных залов, центральным из которых стал Большой читальный зал — обширное, украшенное барельефами, мозаиками и витражами помещение с картотечным каталогом и рабочими местами для 212 посетителей.

Дело планомерного и всестороннего развития национальной библиотеки США, начатое в XIX веке Эйнсуортом Споффордом, было с успехом продолжено в следующем столетии его преемником на посту главного библиотекаря страны Гербертом Патнемом. Этот выдающийся литературовед и библиограф, общественный деятель и философ возглавлял Библиотеку Конгресса с 1899 до 1939 года и за этот период успел завершить ее преобразование в основное государственное книгохранилище, важнейший центр научных исследований и самостоятельную публичную библиотеку федерального масштаба. Патнем разработал для своей библиотеки оригинальную систему классификации книг, периодики и документации, стал инициатором выпуска ряда фундаментальных библиографических изданий, в числе которых — «Национальный объединенный каталог» (National Union Catalog), а также выступал активным поборником сотрудничества всех американских библиотек и на протяжении шести лет (1898 — 1904 гг.) являлся президентом Американской библиотечной ассоциации. В самом конце своего руководства Библиотекой Конгресса Герберт Патнем получил право открыть второе специально выстроенное для нее здание, которому было присвоено имя второго президента США Джона Адамса. Это здание стало вместилищем нескольких отделов тематической литературы — юридической, географической, музыкальной и др. На его сооружение было ассигновано 6,5 миллиона долларов, оно расположилось в непосредственной близости от «дворца знаний» имени Томаса Джефферсона, но со всей очевидностью отлично от него скромностью и экономичностью классической архитектуры.

Прекрасными организаторами и верными служителями идеям культуры, науки и просвещения показали себя и все последовавшие за Споффордом и Патнемом главные библиотекари Конгресса США. Арчибальд Маклиш, управлявший национальной библиотекой в 1939 — 1944 годах, внес существенный вклад в дальнейшую демократизацию ее работы и ее утверждение в роли крупнейшей общедоступной библиотеки страны. Основные усилия и достижения Лютера Эванса (1945 — 1953 гг.) были связаны с совершенствованием библиографической деятельности Библиотеки Конгресса. Куинси Мамфорд (1954 — 1974 гг.) как никто другой способствовал расширению ее международных контактов и укреплению ее позиций в качестве координатора интернациональных библиотечных исследований и всемирного книгообмена. А Дэниел Бурстин (1975 — 1987 гг.) считал своей приоритетной задачей сделать библиотеку «интеллектуальным оплотом» общеамериканской системы образования и профессионального обучения, центром разработки и распространения передовых учебно-образовательных методик и технологий. При этом именно в период директорства Бурстина Библиотека Конгресса обзавелась третьим по счету и самым большим по площади собственным зданием, возведенным в 1980 году, названным в честь еще одного американского президента — Джеймса Мэдисона — и ставшим местом дислокации отдела периодики и хранилищем газет и журналов со всего света.

Наследие веков в современной форме
Не стал исключением из этой когорты незаурядных личностей и государственных мужей и нынешний директор Библиотеки Конгресса Джеймс Хедли Биллингтон, который в текущем году отмечает двадцатилетие своего пребывания в должности главного библиотекаря Соединенных Штатов. Заняв этот пост в один из ключевых моментов глобальной информационно-технологической революции, он, будучи профессиональным историком и обладая гуманитарным складом ума, сумел в полной мере оценить те колоссальные потенциальные возможности, которые сулит руководимому им учреждению широкомасштабное внедрение современных информационных систем, повсеместное применение компьютерной техники, эффективное использование телекоммуникаций, веб-сервисов и ресурсов Интернета.

Результатом взятого Джеймсом Биллингтоном курса на комплексную компьютеризацию и интернетизацию Библиотеки Конгресса явился тот факт, что к настоящему времени центром всей ее библиотечно-библиографической работы стал универсальный и многофункциональный веб-портал www.loc.gov. В пределах этого портала всем категориям пользователей — библиотекарям и архивным работникам, ученым и исследователям, книгоиздателям и книготорговцам, преподавателям и учащимся, детям и их родителям — предоставляется широчайший спектр специализированных услуг, обеспечивающих поиск информационных источников по любым темам и отраслям знаний. Причем источники эти могут находиться не только в самой Библиотеке Конгресса, но и содержаться в фондах сотен и тысяч других американских и зарубежных библиотечно-архивных учреждений, связанных с вашингтонским книгохранилищем общими информационно-справочными сетями — в том числе сетью Объединенной цифровой справочной службы (Collaborative Digital Reference Service, CDRS), охватывающей сейчас свыше 250 библиотек и библиотечных организаций Северной Америки, Европы, Азии и Австралии. Кроме того, Библиотека Конгресса явилась одним из инициаторов, координаторов и самых активных участников создания и функционирования Международной сети научно-технической информации STN International (содержащей, помимо НТИ, еще и уникальные базы данных в области патентования и практики мирового бизнеса) и Всемирного онлайнового каталога WorldCat (в котором аккумулированы сведения о документах, хранящихся в фондах 25 тысяч библиотек в 63 странах).

В системе онлайновых сервисов Библиотеки Конгресса предусмотрен комплекс электронных библиографических каталогов открытого доступа, в которых детально отражается содержание всех ее фондов и коллекций, включая официальные документы, книжные, сериальные и периодические издания, рукописи, карты, ноты, аудиовизуальные материалы, фотографии и отпечатки с негативов, компьютерные программы. Поиск в каталогах осуществляется с помощью различных инструментальных средств, к которым, в частности, относятся: New Online Catalog (веб-поисковый интерфейс, обеспечивающий доступ к 15 миллионам библиографических описаний в разных форматах); Command Search (более сложный поисковый интерфейс, основанный на протоколе Telnet и открывающий доступ к базе данных из 27 миллионов записей); Z39.50 Word Search (усовершенствованный и очень удобный графический поисковый интерфейс, оперирующий в настоящее время сведениями о 12 с лишним миллионах единиц хранения); Browse Search (графический интерфейс, позволяющий производить прямой поиск литературы и документации по предметным рубрикам, заглавиям, авторству и индексу по международной десятичной системе библиотечной классификации).

Библиотека Конгресса ежедневно обменивается данными с информационными системами Белого дома и правительства Соединенных Штатов, в том числе с GILS (Global Information Locator Service), куда обязаны предоставлять текущую информацию все федеральные ведомства. Конгрессмены, имея доступ к этим данным, получили возможность независимо от правительства анализировать его деятельность. При этом значительная часть данных GILS и Библиотеки Конгресса открыта и для исследовательских центров, и для частных лиц — а значит, возможность для такого анализа есть и у них. Развитию информационной открытости государственных органов США содействует интернет-система Thomas (www.thomas.loc.gov), которая начала работать в 1995 году и к сегодняшнему дню стала одной из самых популярных не только в Америке, но и во всем мире. В системе можно найти исторические документы, свежие законы и законопроекты, справочные и статистические данные, которыми руководствуются законодатели при рассмотрении этих законов, результаты голосований каждого конгрессмена и расшифровки слушаний, из которых становится ясно, чего он при этом добивался. По статистике Thomas, в прошлом году эта система направила почти 120 миллиардов документов

Источник: http://www.cio-world.ru/

Категория: электронные библиотеки | Добавил: web-kniga (13.08.2007) | Автор: Константин Ушаков
Просмотров: 2451 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Рекомендуем!

Форма входа

Поиск
Статистика
Copyright Web-Kniga © 2004 - 2018
Сайт управляется системой uCoz Яндекс.Метрика